Артём Бурцев: Кому в здравом уме нужна была группа "Парк Горького"? ({{commentsTotal}})

Артём Бурцев
Артём Бурцев

Не секрет, что сегодня в России есть сотни независимых групп, сотни концертных площадок и сотни пабликов Vk, связанных с российскими независимыми музыкальными группами. Однако далеко не все исполнители согласны издавать своё творчество только в дигитальном формате в век "победы цифровой информации над аналоговыми носителями". Один из самых интересных независимых издателей (лейбл Sierpien Records | Distro) и по совместительству лидер группы "Серпень" Артём Бурцев согласился дать интервью KISA FM у себя дома в Москве в один из тёплых летних вечеров конца августа. Беседовал и подготовил подкаст из треков лейбла Sierpien Records Артур Чаритон.

Кем ты хотел стать в детстве? Кем себя видел?

В детстве я хотел стать археологом, наверное, потому что я историей увлекался. Мне очень понравилась история Генриха Шлимана, который нашёл Трою. Но потом я узнал, что археологи не зарабатывают денег, как и историки. Потом я хотел стать актёром, потом я узнал, что трудно стать актёром, который зарабатывает деньги, мне так в семье вдалбливали. Музыкант тоже деньги не зарабатывает. С музыкой так сложилось, что я ей занимаюсь. Но я не могу сказать, что это одна из моих основных сфер деятельности, потому что прошло много времени, с годами добавился лейбл, это большая часть того, что я делаю, — можно сказать, стал работой. В поздние школьные времена я хотел стать оформителем пластинок, но такой профессии нет. Музыка пока на уровне хобби, хотя я совершаю попытки. Музыкант не моя профессия.

Концерт группы "Серпень" 

С чего всё началось в музыке?

Началось всё с Наутилуса в 10 лет, когда я переживал тяжёлый, личный период в жизни. Я тогда с друзьями и семьёй поехал в Финляндию и у меня там была кассета сборник Наутилуса из серии "Легенды русского рока", я её слушал. Через два года я КИНО полюбил, с этого момента у меня пошло серьёзное увлечение рок-музыкой. Играть я ни на чём не умел, хотя пел в хоре и в театральную студию ходил. В итоге сам начал учиться играть на гитаре, с самоучителем не вышло, мама отправила к учителю, в итоге я учил только сольфеджио, пришлось попросить, чтобы мне нового учителя нашли. Я пришёл к новому учителю и сказал: "Мне нужно уметь подзаборные песни играть, всё, что касается музыкальной грамоты, по ходу дела преподавайте". С 9 класса я начал на гитаре играть.

Как называлась первая группа?

ПК13

Что это означало?

То, что я впоследствии расшифровал как "Пора кончать", 2007 год, третий курс университета. Пост-панк уже играли.

А рос ты на русской музыке, получается?

Вплоть до университета да, русский рок в основном. Но у меня была небольшая пауза в музыкальном развитии, чтобы я лучше учился, мама отобрала у меня все мои кассеты, пришлось тратить деньги на дубликаты. В итоге, например, "Сто Лет Одиночества" – "Егор и Опизденевшие" — две кассеты у меня было. Когда появился интернет, стал больше западной музыкой увлекаться.

Я слышал записи "Пора Кончать". Вообще очень интересно, потому что я помню конец нулевых и что тогда было засилье альтернативной музыки и тусовок, например у нас в Эстонии. Если и приезжали какие-то молодые группы, то только в духе Amatory или "Психеи".

У нас взрыв альтернативы был чуть раньше, год 2006-2008. С 2007 года начался подъём инди-сцены, но она была преимущественно англоязычной. Тогда считалось некруто петь на русском, поэтому мы для них были слегка зашкварными типами. У нас считалось, что пост-панк бывает только на английском, молодые группы почти все были англоязычные. Мы были в то время русскоязычные и группа "Вынужденные Колебания".

Почему так было, как тебе кажется?

Тогда средний возраст посетителей концертов был из того поколения, кто родился с 1986-го по 1993-й. Была демографическая яма. И за счёт этого рассчитывать на большую аудиторию на концертах было невозможно. Поэтому всё тяготело в сторону элитарности, в кавычках, Radiohead везде и прочее.

А сейчас?

А сейчас подросло огромное поколение детей сытых нулевых, которые сейчас активно заполняют залы хоть на "Буерак", хоть на "Аффинаж", просто публики много. Сейчас многие иностранцы хотят выступать в Москве и в Петербурге, потому что публики много, просто людей много. Поэтому мы пришли к тому, что русская новая волна стала очень популярна.

К чему ты это ведёшь?

К тому, что когда большие массы, английский язык не может работать повсеместно. У нас люди так много его и не знают. И поэтому сейчас все встали на равных. У той же "Моторамы", все три сайд-проекта — русскоязычные.

Как ты относишься к группе "Буерак"?

Мне "Буерак" нравились очень ранние, до 2016 года. Очень сильно изменилась музыка. Если изначально это было тонкое, крутое, ироничное, музыкально более интересное творчество, то потом они скатились в "Ласковый май", причём в плохом его проявлении. С одной стороны, они стали очень популярны, сегодня они — самая популярная пост-панк группа в России, но, на мой взгляд, тем, чем они были интересны для меня, они это утратили. Мне нравились эти криминальные истории с их персонажем из выдуманного города Усть-Чилима.

А если тебя попросить назвать пятёрку лучших по твоему мнению сегодняшних российских групп, кого ты назовёшь? Или тебе не нравятся такие топ-листы?

Я назвать могу, но, скорее всего, это будут те, кого я вспомню, я что-то обязательно забуду. Я бы назвал: PLOHO, "Июльские дни", "Молчат Дома" (хоть они и беларусы), "Конец Электроники"…

"Жарок"?

В принципе да, можно "Жарок". Опять же, я, наверняка, не назвал сотню или десятки из того, что я люблю. "Бумажные тигры" — одни из моих самых любимых. Их больше, чем пять, я же целый фестиваль пост-панк групп делаю.

Расскажи про фестиваль.

Фестиваль называется "Пропасть", в прошлом году на фестивале Moscow Music Week я помогал Вите Ужакову (вокалист группы PLOHO) с шоу-кейсом, и на шоу-кейсе выступали шесть групп, которые так или иначе связаны с моим лейблом Sierpien Records, без особой рекламы, довольно много людей пришло, этот шоу-кейс не был в числе тех, которые пропихивают, но людей набилось достаточно, полный клуб. У меня была идея расширить это под эгидой лейбла, сделали фестиваль "Пропасть".

В каких числах будет? Где можно приобрести билеты?

В этом году он уже состоялся. В следующем году тоже будет, но пока без конкретных дат. Весной, видимо.

Существует мнение у многих музыкантов и продюсеров, что нужно стараться играть и работать исключительно внутри СНГ / России, что на западе никого русскими текстами не удивишь. Что ты думаешь по этому поводу?

Я лично не согласен. Я считаю, что там, где твоя аудитория, — там и надо работать. Например, группа "Молчат дома", они поют на русском, в России они стали более известны в последнее время, но при этом их успех в Европе намного сильнее. В Берлине, в первый свой тур, они собрали 400 человек, и так у них было со всеми городами тура. Сейчас они — самая популярная русская пост-панк команда в Европе, без пяти минут едут в тур в 33 европейских города. Язык не имеет значения. Мы с группой Серпень ездили первые три тура в начале в Европу, и только четвёртый тур у нас был по России. Потому что в Европе у нас была востребованность в большей степени. Особенно, если это всё происходит в андеграунде. Всем важны эмоции. Музыка — это не только передача смысла. Безусловно, понимание лирики играет роль, но если людям нравится слушать русскоязычную музыку в других уголках мира, почему этого не делать? У меня, например, в коллекции есть куча пост-панк команд неанглоязычных, целые залежи. Есть греческие, финские, польские, французские, мне эмоции нравятся. Язык очень сильно освежает стиль.

Именно поэтому сейчас в Европе можно наблюдать интерес к востоку?

Потому что пост-панк на английском всем надоел. Во-первых, использование русского языка даёт такой эффект, а во-вторых, сейчас артисты у своих же артистов прошлых лет заимствуют какие-то вещи, которых раньше стыдились. Получилась своя школа. Получился интересный круговорот. Когда-то группа КИНО вдохновлялась The Cure и The Smiths, но сделала свой звук, а потом из звука КИНО появились PLOHO или Молчат дома. А раньше если ты говорил, что Цоя и Летова любишь, тебя за говнаря считали, никто ведь не задумывается о сути.

Артём Бурцев 

Я смотрел одно из твоих интервью, где ты говорил, что если выделить для тебя двух великих отечественных музыкантов, то это будут Цой и Летов. И также ты упомянул, что они очень разные.

Если говорить о вещах, которые более мирообразующие, скажем, о мире русского рока, то Цой там не будет очень важной фигурой. Объясню так: есть шар, у него есть два полюса — один позитивный, а второй негативный. Позитивный — это Борис Гребенщиков, негативный — это Егор Летов, а в середине есть нечто хтоническое, это Юрий Хой, он важнее, чем Цой. Цой — для эстестов, это экспортный пост-панк, очень хороший, для говнаря — ну понятно, голос поколения и т.д. В большей степени это поп-явление, которое нужно. У меня раз в 10 лет бывает желание в августе посмотреть фильмы, связанные с Цоем, и я недавно пересмотрел "Иглу" и "Ассу". "Игла", конечно, говно, — стрёмный фильм. Одна концовка "АССЫ" чего стоит, со стадионом людей в парке Горького.

А Летов феномен?

Конечно. Инди-группа, песню которой знает каждый человек в стране, такого в мире нет. 

Ты говорил про "Арию" и "Король и Шут" ещё, мне всегда казалось, что это совершенно другой набор.

Да, это набор сторонний, особенно "Ария". Во-первых, мне не нравится, когда песни пишет сторонний поэт, тем более тексты довольно убогие, Маргарита Пушкина. Если сравнивать, Кормильцев был полноценным участником группы и продюсером Наутилуса. "Король и Шут" — это группа, которая случайно стала популярной. Почти все группы, которые вышли из клуба "Там-Там" очень странные, междустильные, например "Химера". Когда группа "Король и Шут" стала сверхпопулярной, это время пришлось на мой девятый класс, и меня это бесило, потому что я был алисаманом и "Алиса" тогда переживала период некоторого упадка, особенно в Москве.

Как тебе кажется, мода на Восточную Европу и Россию по-прежнему в тренде?

Она только начинается. Вопрос в том, что мода всегда стихает. После 80-х мода стихла, но тогда и страна была другая и музыка. Кому в здравом уме нужна была группа "Парк Горького"? А сейчас ситуация несколько иная, наш андеграунд — один из самых интересных в мире, поэтому внимание западных журналистов к нему приковано. Потому что у нас музыканты себя приняли и перебороли, стали принимать себя через свою культурную традицию, перестали плеваться. Сейчас дофига имён, изобилие всего, публики не хватает, при том, что её тоже достаточно, музыканты понемногу, но зарабатывают. Представить, что в конце нулевых музыканты зарабатывают, это большая редкость. Если сегодня группа занимается промо, тыкается везде, в итоге она какую-то, свою нишу, да занимает. Выросло качество музыкантов.

Как ты относишься к группе Shortparis?

Я не люблю это слушать дома, но мне нравятся их живые выступления, я был на них. Надо отдать должное, там два прекрасных фронтмена, это не моя музыка, она перкуссионная, по моему мнению, там мало мелодичности, но живьём это интересно. Интересный момент, андеграундные группы перестали быть по качеству андеграундными, стремятся в профессионализм.

А чем, по твоему мнению, отличаются андеграундные группы в России и на Западе?

У нас обычно группы могут выдать не только музыку и вещи, которые связаны с прямым назначением музыканта, но также делают костюмы, видео, обложки, занимаются своим промоушеном. Сильно выгодно выглядят по сравнению с западными, где существует устоявшееся разделение труда. Конечно, у нас ещё сказывается наследие пиратской эры, наш народ талантливый, осваивает любой софт.

На тему пиратства. Ты согласен, что авторское музыкальное право до сих пор нормально не работает в России и многие музыканты, которым за 50, поэтому продолжают играть концерты?

Я не смогу это авторитетно прокомментировать. Проблема эта есть, да. Авторитетно на эту тему разговаривать я не готов.

Хорошо. Я правильно понимаю, что ты решил заняться лейблом после того, как материал твоей группы удачно разошёлся?

Я лейблом до этого уже занимался. У меня с моим одним товарищем был уже лейбл Wondervogel. В тот раз он был главным, а я отвечал за дизайн. Выпускали кассеты с гот-панком всяким. Я всегда был коллекционером, мне это интересно. А так да, так сложилось, что перед вторым европейским туром издательство "Сияние" тормозило с кассетами, я напечатал сам первые два альбома, мы съездили в тур, успешно всё разошлось. Потом я решил сам издать что-то из отечественной музыки, в первую очередь думал о "Бумажных тиграх", очень успешно разошёлся тот релиз. А дальше пошло-поехало. Всё стало продаваться, начал повышать качество постепенно.

Я правильно понимаю, что твой принцип работы с группами за годы существования лейбла не изменился. Тебе нравится материал, группа не против его издать, ты часть тиража отдаёшь группе, группа получает рекламу и распространение.

В принципе да, но бывают индивидуальные договорённости, грубо говоря, я даю группам royalty. Мой принцип неоригинальный, такой принцип всегда и работал. Более того, я работаю с группами без договоров.

Очень круто, что в России по-прежнему слово "договоримся" имеет такой вес и люди верят друг другу на слово.

В целом все к этому стремятся, но в России, наверное, люди действительно стали менее недоверчивыми. А как жить, если не стремится к этому?

Действительно. Какие планы на будущее?

Очень бы хотелось регулярно под эгидой лейбла проводить мероприятия и концерты. Но сейчас я понимаю, что поскольку всё делаю один, уже не вытягиваю, растут объёмы, растут задачи, а на мне и дизайн, и дистрибьюция, и издание и вообще всё. В будущем надо себе напарников искать. Хочется, чтобы было как у больших, помогать с гастролями, с прессой. Хотя ладно, прессы нету никакой музыкальной уже.

Почему, как ты считаешь?

В России сейчас технологии во многом опережают западный мир. Не раз замечал, что в Европе люди более ретроградные, люди совершенно не любят технологии. Достаточно посмотреть на то, как отличается Facebook и Вконтакте. При том, что Вконтакте после ухода Павла Дурова становится всё хуже и хуже. В России пропала авторитетность журналистского слова. Сейчас важнее, какой паблик тебя запостит — так же, как раньше было важно, кто о тебе напишет, журнал Афиша или кто-то ещё. Люди не читают, они устали от нагромождения информации.

Насколько ты близок сейчас к издательству винила?

Первый винил в конце августа, группа PLOHO, альбом "Пыль".

Сейчас многие, прочитав наше с тобой интервью, задумаются о создании своего лейбла. Что бы ты порекомендовал тем людям, которые пойдут на такой стартап?

Не знаю, всё индивидуально. Нужно разбираться в первую очередь в том, что ты издаёшь. Лейбл — это твой вкус, нужно иметь хороший вкус. Потому что если ты завоевал какую-то аудиторию, они могут покупать не глядя. А если ты их обманешь, они отвернутся от тебя. В моём случае положительную роль сыграла моя память, состоящая из большого количества меломанской информации, я выбрал сегмент музыки, которой буду заниматься и которую знаю хорошо. У всех свой путь в этом отношении.

Остаётся пожелать удачи и чтобы дело процветало, а на фестиваль приезжало как можно больше талантливых групп. Спасибо тебе!

Взаимно!

В гостях у Артёма Бурцева в одном из спальных районов Москвы (Бурцев и Чаритон) 

Беседовал и подготовил подкаст из треков лейбла Sierpien Records Артур Чаритон.



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: